Авторизация:
Логин:
Пароль:
  


АНОНС
ГОРМАШ-2018 в «Экспоцентре»
20 – 21 ноября 2018 года в  «Экспоцентре»  состоится Национальная научно-практическая конференция по вопросам развития горного машиностроения. 
ХVII Всероссийский Конгресс «Государственное регулирование недропользования 2018 Зима»
04-05 декабря 2018 года в отеле «Арарат Парк Хаятт» состоится ХVII Всероссийский Конгресс «Государственное регулирование недропользования 2018 Зима». ...



ОБЗОР
ЗАЯВИТЕЛЬНЫЙ ПРИНЦИП СЕГОДНЯ И ЗАВТРА
Издательство «Горная книга» обратилось к экспертам отрасли с вопросом о том, что, на их взгляд, мешает развитию заявительного принципа пользования недрами в России.
ГДЕ ПРОИЗВОДСТВО, ТАМ И НАУКА
На Ставровском карьере по добыче щебня, расположенном в Калужской области, планируется организовать работу научно-исследовательских коллективов. Руководство карьера стремится предложить им...

ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

ЗАЯВИТЕЛЬНЫЙ ПРИНЦИП СЕГОДНЯ И ЗАВТРА



Издательство «Горная книга» обратилось к экспертам отрасли с вопросом о том, что, на их взгляд, мешает развитию заявительного принципа пользования недрами в России.

Год: 2018
Проведенный организаторами форума MINEX Russia 2018 опрос показал, что вопросы лицензирования недропользования волнуют горное сообщество, особенно это касается заявительного принципа приобретения права пользования недрами. Такой механизм был введен для геологического изучения недр, за исключением участков федерального значения, на ТПИ – в 2014 г., а на углеводородное сырье – в 2017 г., и предполагал вовлечение частного капитала в освоение слабо изученных территорий, а значит, в высокорисковые, с точки зрения результатов, геологоразведочные работы. Только до конца 2017 года 3446 заявителям, собиравшимся вести разведку твердых полезных ископаемых, было выдано 1102 лицензии (по информации, предоставленной спикерами на Всероссийском конгрессе «Государственное регулирование недропользования»). Однако остается много вопросов к эффективности заявительного принципа в российских условиях. Одна из проблем – ограничения, связанные с наличием ресурсов категорий Р1 и P2, препятствующие притоку частных инвестиций в геологоразведочные работы, в то время как Правительством РФ поставлена задача свести государственное участие в них на нет к 2021 году. 

Д.Л. Никишин, заместитель директора по правовым вопросам и лицензированию пользования недрами (ФГКУ «Росгеолэкспертиза»), в докладе «Основные направления совершенствования государственного регулирования недропользования» на 3 Сессии XIV Горно-геологического форума MINEX изложил свое видение сложностей работы заявительного принципа. «На мой взгляд, одна из основных проблем Российской системы регулирования в том, что не совсем правильно преподносится наша юрисдикция как неблагоприятная для ведения бизнеса. По сути своей, происходит одно и то же (в сравнении с Казахстаном – прим. ред.): так же подается заявка, так же публикуется информация об участке (две заявки – аукцион, одна заявка – лицензия предоставляется единственному заявителю), только у нас это позиционируется как сложная система административных барьеров, а Казахстан это позиционирует как право первой заявки и возможность наиболее простым способом получить участок недр. Поэтому, когда мы говорим о заявительном принципе и его развитии, я хотел бы здесь отметить важность правильного позиционирования тех изменений, которые вносятся в законодательство».

Что сделано для развития заявительного принципа пользования недрами в нашей стране к настоящему времени?

По словам Д.Л. Никишина, упрощен механизм получения флангов месторождений полезных ископаемых для геологического изучения, увеличены гарантии пользователей недр, владеющих флангами. Теперь с ними нужно согласовывать предоставление участков по любому иному механизму, в том числе, и через перечень. Также были закреплены нормативы зоны «нельзя» по видам полезных ископаемых, к которым заявительный механизм не применим. 

Поправки, внесенные приказом Минприроды от 16.10.2017 № 566
В качестве критерия применимости механизма «флангов» для лицензий на разведку и добычу (типа ТЭ, БЭ, НЭ) предусматривается сам факт наличия «добычной» лицензии (исключается необходимость обоснования наличия разведываемого и (или) разрабатываемого месторождения).
Закрепляется механизм получения согласования пользователей недр на пересекающихся «флангах», что делает возможным предоставление в пользование «пересекающихся флангов» как через перечни объектов, так и по иным механизмам.
Перечень полезных ископаемых и территорий, в отношении которых не применяется заявительный механизм, закрепляется непосредственно в приказе.

Основные направления дальнейшего совершенствования приказа Минприроды от 10.11.2016 № 583
Сокращение «флангов» россыпных металлических месторождений до 1 км и их исключение из зон «нельзя» для действия заявительного механизма (основная задача – убрать перекрытия для россыпей, которые в ряде регионов достаточно обильно локализованы, чтобы работал заявительный порядок, с другой стороны фланг любого месторождения дальше, чем на километр, вряд ли простирается, это, скорее всего, иное месторождение)
Разграничение зон «нельзя» для твердых полезных ископаемых и углеводородного сырья в целях устранения взаимного «перекрытия» 
Закрепление возможности рассмотрения и отклонения заявки при получении первого документа, являющегося основанием для отказа, не дожидаясь формирования полного комплекта по всем запросам в ФОИВ (это важно для бизнеса, т.к. на период до отказа заявки блокируется возможность подачи других заявлений)
Уточнение процедуры получения сведений о наличии (отсутствии) запасов и прогнозных ресурсов для заявительного механизма (планируется брать только те запасы и ресурсы, которые учтены либо в государственном балансе, либо в государственном кадастре)

Издательство «Горная книга» обратилось к экспертам отрасли с вопросом о том, что, на их взгляд, мешает развитию заявительного принципа пользования недрами в России и получило такие комментарии.

Н.К. Никитина, начальник Управления лицензирования ООО «УК «Интергео»:
На мой взгляд, действующая процедура основания и ограничения получения лицензий по заявке недропользователя функционируют по правилу «стой там – иди сюда», когда хорошая инициатива, направленная на стимулирование геологоразведочных работ, тут же получает существенные ограничения своего применения.

Прежде всего, это относится к ограничению количества участков, которые недропользователь может получить по заявительному принципу. Необходимо не ограничения вводить, а усилить контроль за выполнением условий пользования недрами по лицензиям, выданным по заявительному принципу. При жестких сроках проведения поисковых и оценочных работ и контроле за их исполнением существенно уменьшится количество заявителей, желающих легко приобрести участки не с целью геологического изучения, а для последующей перепродажи.

Ограничение выдачи лицензий на геологическое изучение по заявительному принципу из-за наличия на площади прогнозных ресурсов категорий Р1 и/или Р2 (D0 и/или Dл), на мой взгляд, таковым не является. Судя по количеству заявок, желающих изучать «абсолютно пустые» площади много, и это количество пока не уменьшается. Следовательно, такое ограничение можно оставить еще на несколько лет, но необходимо придать ему системность и детальность. В пункте 1.8 приказа Минприроды РФ от 10 ноября 2016 г. № 583 «Об утверждении Порядка рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для геологического изучения недр (за исключением недр на участках недр федерального значения и участках недр местного значения)» дефиниция «прогнозные ресурсы» употребляется в самом общем виде, без каких-либо пояснений. Каким статусом должны обладать эти ресурсы: учтенные, апробированные, авторские?  И где этот статус может быть закреплен?  В настоящее время Росгеолфонд выпускает «Баланс прогнозных ресурсов», но он имеет рекомендательный характер. Как следует из выступления Д.Л. Никишина, органы управления фондом недр признают наличие этой проблемы и среди основных направлений дальнейшего совершенствования приказа Минприроды от 10.11.2016 № 583 предполагают в будущем принимать во внимание только те ресурсы, которые учтены в государственном кадастре. 

Но даже если это изменение будет внесено в приказ Минприроды от 10.11.2016 № 583, оно будет не достаточным. Необходимо четко разграничить и наличие ресурсов по видам полезным ископаемым. В идеале представляется, что наличие прогнозных ресурсов иного вида полезного ископаемого, отличного от заявленного, не должно являться препятствием для получения лицензии по заявительному принципу.  Прогнозные ресурсы россыпного золота не послужат причиной отказа в получении лицензии на геологическое изучение рудного золота и т.п. С этой позицией тесно связана не решенная по сей день проблема корректного написания названий полезных ископаемых в лицензиях и возможность внесения изменений в лицензии в части наименований полезных ископаемых при обнаружении попутных полезных компонентов, в особенности актуальная для комплексных руд и для случаев, если эти попутчики образуют самостоятельные рудные тела. Но это – тема отдельного разговора.

Кроме того, хотелось бы еще упомянуть о неравенстве возможностей получения лицензий по заявительному принципу, закрепленном в приказе Минприроды от 10.11.2016 № 583, для обычных недропользователей и АО «Росгеология». Для последней отсутствуют ограничения по количеству и площади заявляемых участков, а также по наличию прогнозных ресурсов. Подобные преференции  ставят «Росгеологию» в особое положение и ведут лишь к уничтожению всякой конкуренции в сфере геологоразведочных работ. Не знаю, как ФАС могла согласовать подобные положения приказа № 583. 

Барьером на пути стимулирования геологоразведочных работ в целом по стране является и Перечень полезных ископаемых и (или) территорий, в отношении которых не допускается предоставление права пользования участком недр по заявительному принципу (приложение к Порядку рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для геологического изучения недр (за исключением недр на участках недр федерального значения и участках недр местного значения).

Сравнивая в своем докладе процессы получения лицензий по заявительному принципу в Казахстане и РФ и делая вывод об их идентичности, Д.Л. Никишин не упомянул о главном отличии – сроках выдачи документа, удостоверяющего права пользования недрами. В Казахстане он составляет всего две недели. Бессмысленно сравнивать с российскими тремя месяцами, являющимися существенным административным барьером.
Но удачливого недропользователя, сумевшего не только получить лицензию по заявительному принципу, но и в результате проведенных геологоразведочных работ открыть на данном участке недр месторождение, впереди ждет главное испытание – получение лицензии на разведку и добычу полезных ископаемых на открытом месторождении. Здесь и барьеры выше, и встречаются они чаще. Но об этом также стоит поговорить отдельно.

П.Д. Луняшин, советник председателя Совета союза старателей России: 
Государственная Дума выпускает законы как хороший пекарь пирожки – иной раз больше сотни за один день, не отстаёт и правительство с подзаконными актами. За изменениями в законодательстве не успевают следить юридические отделы крупных компаний, я уже не говорю о мелких предприятиях, которые не могут охватить многочисленные акты, поэтому постоянно нарываются на штрафы. Скороспелые решения отнюдь не повышают качество принимаемых документов.

Отказ государства от поисковых и геологоразведочных работ на золото с 2021 года – это удар по будущим солидным поступлениям в госбюджет. Но и выдача лицензий на право пользования недрами – дело высокоприбыльное. С учётом всех полезных ископаемых бюджет ежегодно пополняется на десятки миллиардов рублей. Замечу, разговоры о том, что все открытия уже давно сделаны, не выдерживают критики. Белых пятен на геологических картах страны ещё немало. Так, в Куларском золотоносном районе на севере Якутии за 30 лет было добыто 155 т россыпного золота. Масштабные поиски рудного золота организованы не были, выявлены лишь небольшие рудопроявления. Практика золотодобычи говорит о том, что рудные месторождения, в т.ч. и крупные, нередко привязаны к районам россыпной золотодобычи. Куларский район в силу удалённости незаслуженно забыт, причём здесь числится свыше 17 т балансовых запасов золота в россыпях. По оценкам геологов, в регионе может содержаться до 300 т рудного золота.

М.А. Богуславский, доцент кафедры геологии, геохимии и экономики МГУ им. М.В. Ломоносова:
Не очень понятна позиция по сдерживанию частных инвестиций в геологию, а именно так я бы охарактеризовал невозможность получать поисковые лицензии на территории с апробированными ресурсами категорий Р1 и Р2. После проведения согласованных геологоразведочных работ нужно еще получать следующую лицензию на отработку (в которой будут отражены требования к недропользователю) и, соответственно, государственные интересы по рациональному использованию и охране недр полностью остаются защищенными. При этом снятие этого ограничения даже не стоит в повестке дня. 

Одним из направлений дальнейшей работы значится «уточнение процедуры получения сведений о наличии (отсутствии) запасов и прогнозных ресурсов для заявительного механизма». Здесь хочется отметить, что ресурсы на баланс не ставятся, а в кадастр попадают рудопроявления, которые удовлетворяют следующим требованиям: «на каждое проявление твердых полезных ископаемых, для которого установлено наличие хотя бы одного тела (залежи) полезных ископаемых, по качеству (содержанию ценных компонентов) удовлетворяющих минимальным требованиям промышленности к разрабатываемым месторождениям, но количество запасов которых либо не установлено, либо им не дана промышленная оценка». Из этого следует, что все площади с выделенными ресурсами Р2 будут подпадать под заявительный принцип, как и большая часть объектов с апробированными ресурсами Р1. Так над чем сейчас работают? Возможно, это будет значимый шаг к либерализации нашего законодательства, но почему-то кажется, что нет полного понимания, что такое кадастр.

И, конечно, нужно открывать и ставить на рассмотрение вопрос о сроках проведения процедур по выдачи лицензии. Существующая процедура по опыту использования «заявительного права» – это около полугода. При наличии прогнозных ресурсов, включение участка в перечень и выход на аукцион занимает чуть больше года, что неприемлемо в нашем быстро меняющемся мире.

Пример Казахстана не самый удачный. В Канаде действуют два основных принципа: «первый пришёл – первый получил» (first-come-first-served) и «работай или потеряй» (use-it-or-lose-it). Мне кажется, если приводить примеры удачных подходов к заявительному принципу, то нужно равняться на такие.

А.Н. Хворостов, недропользователь, Калужская область:
Касательно всего вышеизложенного, хочу отметить, что со своей стороны не вижу никаких препятствий по существующему порядку (заявительному) получения права на пользование недрами. В данном случае речь идет о ГИН. Существующие в настоящее время требования закона никак не препятствуют развитию бизнеса. Если подходить достаточно профессионально к процедуре оформления права, то законодательство РФ, а именно закон «О недрах», не является «сырым» или каким-то проблемным сводом норм.

Есть, конечно, некоторые пожелания к упомянутому закону. Например, указания для различных надзорных ведомств о правомерности проведения добычных работ при геологическом изучении недр. В общем, специалистам это известно, но контролирующие инстанции не хотят об этом знать. И если прямо в виде нормы права это будет прописано, то все участники правоотношений от этого только выиграют. Недропользователь сможет работать, окупать свои расходы уже на стадии ГИН, государство в полном объеме станет получать налоги с пользования недрами. В проигрыше останутся только лица, считающие своим долгом оформлять побольше протоколов и постановлений о нарушениях. При этом указанные служащие абсолютно не волнуются о поступлениях налогов в доход Российской Федерации, несмотря на то, что свою зарплату они с тех самых налогов и получают. А когда в законе напрямую будет прописано подобное право недропользователя на проведение добычных работ на всех стадиях геологического изучения, то и всевозможные злоупотребления, и чрезмерное давление на бизнес будут сведены к минимуму.

вернуться назад
Карта сайта